public

ГЕНЕЗИС-ФАЙЛЫ. ЧАСТЬ V: КАК ПОИСКИ ЦИФРОВОЙ НАЛИЧНОСТИ ПРИВЕЛИ ХЭЛА ФИННИ К СОЗДАНИЮ RPOW (И НЕ ТОЛЬКО)

Криптограф-новатор Хэл Финни увидел необходимость в неотслеживаемой форме цифровых денег, и его работа в конечном итоге способствовала созданию Биткоина.

Время чтения 13 мин

Это – пятая и заключительная публикация в серии материалов, посвященных становлению движения шифропанков. Эти статьи призваны познакомить сообщество с технологиями, предшествующими киберкоммерции, которую мы сегодня наблюдаем. Понимание истории, осознание мотивов и методов достижения целей первопроходцами в области криптографии и информатики, поможет не только пролить свет на возможные варианты дальнейшего развития событий, но и выстроить более эффективные стратегии по защите собственных средств, приватной информации и личностного суверенитета.

Криптограф-новатор Хэл Финни увидел необходимость в неотслеживаемой форме цифровых денег, и его работа в конечном итоге способствовала созданию Биткоина.

Создатель PGP Фил Циммерман однажды назвал Финни "Мистером Роджерсом криптографии". Хэл Финни (1956-2014) был известен своим неустанно поднимающим настроение духом. Он сохранял позитивный взгляд на жизнь, даже когда боковой амиотрофический склероз (БАС) парализовал все его тело, пока биткоин-пионер не скончался от этой болезни 28 августа 2014 года.

Хэл Финни — жизнь и смерть легенды движения шифропанков
Хотя Хэл широко известен своими новаторскими профессиональными достижениями в киберпространстве и технических кругах, его повседневная жизнь рисует гораздо более детальную картину о его яркой личности.
Подробнее о Хэле Финни, его биографии и участи в Биткоине и других проектах можно узнать из этого материала.

В 1980-х годах, Хэл Финни был выпускником Калифорнийского технологического института, работавшим в зарождающейся индустрии компьютерных игр. Оптимизм Финни позволил ему естественным образом вписаться в группу Extropians. Это калифорнийское техно-либертарианское движение черпало вдохновение у австрийских экономистов и либертарианских авторов и принимало нанотехнологии, искусственный интеллект, космические путешествия и другие футуристические технологии как инструменты для продвижения человечества на следующую эволюционную ступень. Экстропианцы считали, что если наука и инновации смогут развиваться без вмешательства государства, то вечная жизнь и другие трансгуманистические цели будут вполне достижимы. Финни также любил работать на технологической передовой. Когда в начале 1990-х годов интернет впервые стал общедоступным, он сразу начал исследовать Всемирную паутину и другие уголки новой информационной супермагистрали и быстро осознал революционный потенциал, заложенный в зарождающейся сети. Человечество впервые соединится со всем миром, невзирая на географические расстояния, культурные различия и произвольные границы. Но в каждой бочке меда есть ложка дегтя. Финни, хорошо осведомленный о компромиссах в проектировании интернета, знал, что киберпространство предлагает не только новые захватывающие возможности, но и потенциальные риски. Поскольку общение перешло в цифровую форму, любое общение могло оказаться под угрозой наблюдения. Сеть могла представлять возможность посягательства на частную жизнь каждого и, следовательно, стать потенциальной угрозой человеческой свободе. Это не обходило стороной и обычное общение, и Финни понял, что это в равной степени относится и к финансовым операциям. В цифровизированном мире деньги неизбежно станут цифровыми. Это означало, что анонимные платежи могут уйти в прошлое.

"Можно будет создать досье, которое будет отслеживать структуру расходов каждого из нас. Уже сейчас, когда я заказываю что-то по телефону или электронным способом, используя свою карту Visa, ведется запись о том, сколько и где я потратил. Со временем все больше транзакций может осуществляться таким образом, и результатом может стать серьезная потеря приватности". — Финни в своем эссе 1993 года.

Проведя аналогию с обычными, физическими деньгами (бумажными банкнотами и металлическими монетами, которые все мы носим в кармане или сумочке), Финни пришел к выводу, что интернету нужна неотслеживаемая форма денег, позволяющая проводить анонимные транзакции. Интернету нужна цифровая наличность.

РОЖДЕНИЕ ЦИФРОВОЙ НАЛИЧНОСТИ

К счастью, оказалось, что цифровая наличность уже была в фазе разработки.

"Это казалось мне таким очевидным. Вот мы сталкиваемся с проблемами потери приватности, надвигающейся компьютеризации, массивных баз данных, растущей централизации, и [Дэвид] Чаум предлагает совершенно иное дальнейшее направление движения, которое передает власть в руки индивидов, а не правительств и корпораций. Компьютер может быть использован как инструмент для освобождения и защиты людей, а не для контроля над ними". — писал Финни

Действительно, предвидя многие из тех же проблем, что и Финни, криптограф Дэвид Чаум разработал проект цифровой наличности под названием eCash. Более того, Чаум основал компанию DigiCash, чтобы воплотить такую систему в жизнь. Разработанная как слой, нацеленный на достижение приватности для существующих валют – долларов, евро, иен – технология должна была продаваться банкам. Финни вскоре занялся продвижением проекта Чаума среди своих соратников-экстропианцев, в какой-то момент написав семистраничное объяснение для журнала Extropy, стоящего у истоков движения.

"Криптография может сделать возможным мир, в котором люди контролируют информацию о себе не потому, что правительство предоставило им такую возможность, а потому, что только они обладают криптографическими ключами для раскрытия этой информации. Это мир, над созданием которого мы работаем".

Примерно тогда же, в 1992 году, Финни получил приглашение от соратника-экстропианца Тима Мэя. Вместе с некоторыми друзьями из района залива, ориентированными на технологии и приватность, включая бывшего сотрудника DigiCash Эрика Хьюза, Мэй собирал группу хакеров, программистов и криптографов, чтобы продвигать приватность в интернете, используя потенциал криптографии. Группа называла себя шифропанками. Ее оружие – программное обеспечение, которое эта группа будет создавать и распространять. "Шифропанки пишут код", – этот клич был принят в качестве боевого.

`Шифропанки пишут код`

Финни действительно писал код; он был ответственен за некоторые из ранних успехов группы. Вместе с Хьюзом он разработал и запустил первый remailer – сервер, который анонимно пересылал электронные письма, помогая людям общаться в частном порядке. Когда Циммерман выпустил PGP, Финни стал одним из основных участников проекта. А в качестве рекламного трюка он также организовал соревнование по взлому SSL-шифрования Netscape экспортного класса (читай: второсортного), которое и правда удалось взломать одному из коллег-шифропанков.

Все 4 части документального фильма доступны в плейлисте: https://youtube.com/playlist?list=PLfCndTr__6HfnWzqQxso2Jh8AtlhCy3wf

Но наибольший интерес у Финни всегда вызывала цифровая наличность. Когда в списке рассылки шифропанков появлялись предложения альтернативных электронных наличных денег с такими названиями, как Magic Cash, Brands Cash или TrustBucks, Финни всегда охотно их рассматривал. Уделяя особое внимание функциям приватности, он часто объяснял участникам рассылки принцип работы различных систем, помогая им понять возможности и ограничения разнообразных решений в области цифровой наличности. И когда бы эта тема ни поднималась в разговоре, он всегда был готов предложить свои конструктивные соображения.

HASHCASH И PROOF OF WORK

Один особенно интересный проект цифровой наличности был предложен в 1997 году молодым ученым в области компьютерных наук и шифропанком из Англии по имени Адам Бэк. Его предложение называлось Hashcash и использовало систему Proof of Work (доказательство работы) для создания чего-то наподобие цифровых почтовых марок в качестве решения проблемы спама.

В двух словах: перед отправкой, например, электронного письма пользователь Hashcash должен был сгенерировать хэш (кажущуюся случайной строку чисел), используя части письма и некоторые дополнительные данные, и отправить этот хэш вместе с письмом получателю. Получатель принимал письмо только в том случае, если оно содержало "правильный" хэш, в противном случае письмо отклонялось. Хитрость заключалась в том, что только подмножество потенциальных хэшей, основанных на содержимом сообщения, считалось действительным. Это означало, что пользователи должны были провести определенные вычисления – по сути, потратить энергию – на генерацию Hashcash. Для обычного пользователя, отправляющего простое электронное письмо, это было тривиально; возможно, вычисления заняли бы несколько секунд. Однако если спамер захочет разослать миллионы писем одновременно, то затраты энергии на поиск всех необходимых достоверных хэшей для каждого из миллионов писем стремительно возрастут. Это решение делало спам невыгодным.

Предложение Бэка может функционировать как разновидность оплаты почтовых сервисов, но не предназначено для работы в качестве полноценной валюты. Суть заключалась в том, что каждое доказательство Proof of Work уникально соответствовало определенному электронному письму, что означало, что получатель Hashcash не мог повторно использовать тот же хэш с выгодой для себя.

Несмотря на это, шифропанки быстро смекнули, что Hashcash предлагает нечто очень интересное. Proof of Work представлял собой цифровую версию редкого ресурса в реальном мире – энергии. А поскольку редкость – это фундаментальное свойство денег, Бэк и другие шифропанки поняли, что доказательство работы потенциально может послужить основой для совершенно нового типа валюты: необеспеченной цифровой наличности, не нуждающейся в банках.

В последующие годы два заметных предложения цифровых денег действительно были основаны на Proof of Work: Bit Gold Ника Сабо и B-Money Вэя Дая. Но хотя оба проекта были интересными, они все же имели некоторые недостатки, для которых предложенные решения были сложными и не до конца продуманными. Возможно, отчасти из-за этого ни одно из предложений так и не было реализовано.

Тем временем DigiCash не удавалось достичь успеха с eCash. Компания Чаума, которую пионеры интернета 1990-х годов изначально считали перспективным новым стартапом, в итоге подала заявление о банкротстве еще до конца десятилетия.

Когда к началу 2000-х годов движение шифропанков также начало распадаться, их мечта о цифровых деньгах превратилась в угасающее воспоминание.

RPOW И УДАЛЕННАЯ АТТЕСТАЦИЯ

Но Хэл, будучи оптимистом, не был готов сдаться.

В 2004 году, примерно через десять лет после того, как он впервые начал продвигать электронные деньги в кругах экстропианцев, Финни предложил собственную систему цифровой валюты: Многоразовые доказательства работы, или RPOW (произносится как "арпоу"). Введя некоторые упрощения, шифропанк черпал вдохновение в Bit Gold и использовал систему доказательства работы Hashcash для генерации валюты.

"Исследователь в области компьютерной безопасности Ник Сабо ввел термин "bit gold" для обозначения схожей концепции токенов, которые по своей сути представляют собой определенный объем приложенных усилий. Концепция Ника сложнее, чем простая система RPOW, но его идея применима: в некотором смысле токен RPOW можно представить как обладающий свойствами редкого компонента, такого как золото. Добыча и чеканка золотых монет требует усилий и затрат, что делает их редкими по своей сути". - пояснил Финни на сайте RPOW

Если Сабо и Дай остановились на том, чтобы реализовать свои предложения по цифровым деньгам в виде программного обеспечения, то Финни фактически создал прототип RPOW. Он пригласил людей опробовать систему, рекламируя электронные деньги на простой сине-зеленой веб-странице с логотипом RPOW в стиле комиксов. (Вспомните буквы "POW", обозначающие место, где апперкот Бэтмена встречается с челюстью какого-нибудь несчастного прихвостня).

Источник

Для прототипа Финни создал сервер RPOW, на котором было установлено программное обеспечение с открытым исходным кодом. Сервер выполнял функции монетного двора, где выпускались новые жетоны RPOW, а также проверял, не тратятся ли жетоны дважды ("двойная трата").

Чтобы лучше разобраться в механизме работы системы, представьте, что Алиса хочет сгенерировать токен RPOW. Сначала она подключится к серверу Финни, возможно, через Tor для обеспечения оптимального уровня приватности. Затем она возьмет некоторые данные, уникальные для сервера и для нее самой, и начнет хэшировать их, пока не найдет валидное доказательство проделанной работы (PoW). Она отправит PoW на сервер, который проверит его на достоверность. Если оно действительно, сервер создаст уникальный токен RPOW (на самом деле это просто строка данных) и отправит его обратно Алисе. Сервер также хранит копию токена в локальной базе данных.

Когда Алиса решает потратить RPOW-токен, она просто отправляет его адресату, допустим Бобу, например, чтобы взамен получить MP3-файл. Для системы RPOW технически не имеет значения, как именно она отправит токен, главное, чтобы она была уверена, что он дойдет до Боба, и никто его не перехватит. (Сообщения, зашифрованного публичным ключом Боба, было бы вполне достаточно).

Когда Боб получит токен RPOW, ему нужно будет проверить его на валидность и убедиться, что он не был ранее израсходован. Для этого он сразу же пересылает токен на сервер RPOW, где программное обеспечение проверяет, что токен есть в его внутренней базе данных и не был ранее потрачен. Если это подтвердится, сервер сообщит об этом Бобу, и Боб может спокойно отправлять Алисе MP3-файл. Затем сервер также пометит токен RPOW как израсходованный, считая его недействительным для дальнейшего использования. Наконец, он создаст новый токен RPOW, отправит его Бобу и включит этот токен в свою внутреннюю базу данных. Затем Боб может снова потратить этот новый токен, повторяя процесс. Таким образом, токены, представляющие одно доказательство работы, могли продолжать передаваться от пользователя к пользователю неограниченное количество раз. По сути, это было многоразовое доказательство проделанной работы.

Система, описанная выше, была бы функциональна, но она требовала доверия к оператору сервера RPOW: в данном случае к Финни. Финни мог настроить программное обеспечение RPOW так, чтобы обмануть участников, и, например, бесконтрольно чеканить токены RPOW для собственной выгоды, не проделывая при этом должного объема работы. Или он мог бы дважды потратить одни и те же токены, скрыв это от остальных пользователей.

Финни, однако, не хотел, чтобы пользователи доверяли оператору сервера RPOW, даже если этим оператором был он сам. Поэтому сервер RPOW должен был обладать особым свойством. Главным новшеством системы стало то, что сервер RPOW был размещен на защищенном аппаратном компоненте – IBM 4758. Это позволило создать так называемые "доверенные загрузки".

Защищенное от взлома оборудование содержало приватный ключ, встроенный IBM, который никто – даже владелец оборудования (в данном случае Финни) – не мог изменить или извлечь. Используя трюк под названием "удаленная аттестация", приватный ключ мог генерировать сертификат, указывающий, какое программное обеспечение запущено на защищенном аппаратном компоненте. С помощью этого сертификата любой подключенный к серверу мог убедиться, что на защищенном аппаратном компоненте запущен точный код RPOW – открытый исходный код без каких-либо бэкдоров или других изменений.

"Система RPOW спроектирована с одной основной целью: сделать так, чтобы никто, даже владелец сервера RPOW, даже разработчик программного обеспечения RPOW, не смог нарушить правила и подделать токены RPOW. Без такой гарантии от возможности подделки токены RPOW не будут достоверно представлять работу, которая была проделана для их создания. Подделываемые токены были бы больше похожи на бумажные деньги, чем на бит золото", – говорилось на сайте RPOW

СУДЬБА RPOW...

RPOW был запущен. Но Финни знал, что эта упрощенная версия Bit Gold все же не лишена ряда ограничений.

Во-первых, прототип зависел от центрального сервера. Открытый исходный код и доверенные загрузки не давали Финни бесконтрольной власти над системой – хотя, возможно, недобросовестный сотрудник IBM мог бы нанести некоторый ущерб. Однако более реалистичным было то, что Финни мог, например, решить полностью отключить свой сервер от сети или быть вынужденным сделать это. Это мгновенно сделало бы все токены RPOW бесполезными.

Но еще большая проблема, вероятно, заключалась в том, что токены были подвержены инфляции. Поскольку вычислительные мощности со временем дешели бы, генерировать достоверные доказательства работы год от года было бы проще.

"Если закон Мура сохранит свою актуальность, стоимость создания токена POW будет экспоненциально снижаться", – написал Финни на сайте проекта. Он отметил, что самые сложные доказательства работы будет трудно генерировать и в будущем, а рост вычислительной производительности со временем также замедлится. Тем не менее, он добавил: "Помните, что это не деньги и они не предназначены для хранения сбережений. Их цель – скорее простой способ обмена приложенными компьютерными усилиями".

Действительно, создатель RPOW считает свою систему электронных денег более соответствующей первоначальному предложению Бэка о Hashcash. Несмотря на то, что доказательство работы теперь можно было "повторно использовать", токены все еще были предназначены в основном для функционирования в качестве чего-то вроде формы цифровой почты – их нельзя было назвать полноценными деньгами. Пользователи могли использовать эту систему для борьбы со спамом, для выравнивания стимулов в файлообменной сети или, возможно, даже экспериментировать с ней в качестве фишек в одноранговой игре в покер, но токены RPOW были не совсем полезны для сбережений.

Если Сабо и Дай пытались решить проблему инфляции с помощью дополнительных уровней сложности, то Финни просто смирился с инфляцией. Это сделало RPOW гораздо более простой по конструкции, но, возможно, именно поэтому RPOW так и не стала популярной. При отсутствии финансового стимула держать токены RPOW, было очень мало причин принимать их в качестве оплаты. А если никто не принимал токены в качестве оплаты, то некому было их тратить, а значит, было еще меньше причин принимать их в качестве оплаты... и так далее. RPOW столкнулась с проблемой курицы и яйца.

Для того чтобы система электронных денег была успешной, эту проблему курицы и яйца нужно было как-то решить.

...И ВЕРА ФИННИ

В октябре 2008 года Финни получил электронное письмо через список рассылки Cryptography, на который он был подписан и который считался духовным преемником списка рассылки шифропанков. В этом письме Сатоши Накамото – имя, теперь считающееся псевдонимом таинственного создателя Биткоина – предложил новый вид электронных денег. Как и RPOW, Биткоин был основан на системе доказательства работы Hashcash, но, в отличие от RPOW, он не зависел от какого-либо центрального сервера.

Несмотря на инновационность, Биткоин не сразу заручился повсеместной поддержкой сообщества. Большинство ветеранов движения шифропанков в списке рассылки Cryptography к тому времени повидали слишком много экспериментов с электронными деньгами, которые то появлялись, то исчезали, не добиваясь каких-либо реальных успехов. Кроме того, существовали некоторые обоснованные опасения по поводу этого нового предложения: Биткоин-транзакции не были мгновенными, недоброжелатели, обладающие большими вычислительными мощностями могли одолеть систему, и решение не казалось достаточно масштабируемым.

Но Финни, будучи оптимистом, решил сосредоточиться на положительных сторонах предложения.

"Биткоин кажется очень перспективной идеей. Мне нравится идея основывать безопасность на предположении, что мощность процессора честных участников перевешивает мощность процессора злоумышленника. [...] Я также думаю, что существует потенциальная ценность в форме неподделываемого токена, скорость выпуска которого предсказуема и не поддается влиянию коррумпированных сторон", – отвечал Финни

Действительно, Финни признал, что Биткоин решил серьезную проблему. Накамото предложил решение, благодаря которому стало возможно ограничить выпуск новой валюты. Если токены RPOW было легче генерировать по мере того, как вычислительные мощности со временем становились все более доступными, то у Биткоина был фиксированный график выпуска. Доказательство работы по-прежнему использовалось для генерации новых токенов, но изысканный алгоритм корректировки сложности гарантировал, что увеличение вычислительной мощности также усложнит поиск новых токенов. (И наоборот: уменьшение вычислительной мощности облегчало задачу).

Всего через несколько месяцев после того, как это предложение было опубликовано в списке рассылки Cryptography, псевдонимный автор "Белой книги Биткоина" представил реальный код, содержащий в том числе и график эмиссии. Поскольку со временем будет выпускаться все меньше и меньше новых монет, общее предложение в конечном итоге выровняется: никогда не будет выпущено более 21 миллиона биткоинов.

Финни быстро обратил внимание на то, почему это важно:

"Одна из непосредственных проблем любой новой валюты – решение о том, как ее оценить. Даже если не принимать во внимание практическую проблему, связанную с тем, что поначалу ее почти никто не примет, все равно сложно придумать разумный аргумент в пользу конкретной ненулевой стоимости монет. В качестве забавного мысленного эксперимента представьте, что Биткоин успешен и становится доминирующей платежной системой, используемой во всем мире. Тогда общая стоимость валюты должна быть равна общей стоимости всего богатства в мире. Текущие оценки общего мирового богатства домохозяйств, которые мне удалось разыскать, варьируются от $100 трлн. до $300 трлн. При 20 миллионах монет стоимость каждой монеты составит около 10 миллионов долларов".

Заключение:

"Таким образом, возможность генерировать монеты сегодня, тратя эквивалент нескольких центов вычислительной мощности и электроэнергии может быть довольно резонным решением, с отдачей примерно 100 миллионов к 1! Даже если шансы на успех Биткоина довольно малы, действительно ли они составляют 100 миллионов к одному? Здесь есть над чем подумать..."

По мнению Финни, токены могут иметь ценность, даже если поначалу она будет исключительно спекулятивной. Это может послужить стимулом для пользователей добывать их, хранить и, конечно, принимать в качестве оплаты. Биткоин предложил решение проблемы "курицы и яйца", с которой RPOW не удалось справиться. Когда Биткоин был запущен в начале 2009 года, Финни стал одним из первых майнеров в сети и первым реципиентом Биткоин-транзакции от самого создателя системы.

Позже в том же году Финни поставили диагноз БАС. Но болезнь не заставила его опустить руки. Проводя последние месяцы своей жизни парализованным, прикованным к инвалидному креслу и зависимым от аппаратов искусственного поддержания дыхания, он использовал программное обеспечение, отслеживающее движение его глаз, чтобы продолжать писать код Биткоина. "Я по-прежнему люблю программирование, и оно придает моей жизни смысл", – сказал Финни пользователям популярного форума BitcoinTalk. "Болезнь вынудила меня адаптироваться, но моя жизнь не так уж плоха".

И даже сейчас, после смерти, создатель RPOW несет с собой искру оптимизма. Следуя экстропианской традиции, Финни не был похоронен или кремирован. Вместо этого его тело было криогенно заморожено и сохранено при отрицательных температурах Фондом продления жизни Alcor. Возможно, как предсказывает философия экстропианцев, однажды будет найдено лекарство от БАС, и технологии продвинутся настолько, что Финни можно будет вернуть к жизни.

Это, конечно, маловероятно, поскольку большинство ученых отвергают жизнеспособность этой идеи. Но если бы Финни не был из тех, кто с оптимизмом идет на риски, мало кто из нас сегодня вообще знал бы о существовании этого Биткоин-пионера.


Оригинал статьи на английском:

The Genesis Files: How Hal Finney’s Quest For Digital Cash Led To RPOW (And More)
Pioneering cryptographer Hal Finney saw the need for an untraceable form of digital cash, and his work ultimately fostered the creation of Bitcoin.
Tony Lightninng

Опубликовано 5 месяцев назад