public

Глава 1: ПЕРВЫЙ УДАР

Cобытие, заставшее многих в Биткоин-пространстве врасплох и потрясшее сообщество, произошло в субботу, 15 августа 2015 года.

Время чтения 15 мин

Помимо YouTube с аудиокнигой можно ознакомиться на популярных подкаст-площадках: https://www.21ideas.org/audio-audiobooks/

Cобытие, заставшее многих в Биткоин-пространстве врасплох и потрясшее сообщество, произошло в субботу, 15 августа 2015 года. Два самых известных и уважаемых Биткоин-разработчика на тот момент, Майк Хирн и Гэвин Андресен, выпустили новую версию протокола, не отличающуюся обратной совместимостью. Новый клиент назывался Bitcoin XT. Биткоин подарил многим такую надежду, восторг и возможности, но теперь казалось, что новое начинание приведет к беспорядку, угрозе для сети и потенциальной катастрофе. Как сообщила спустя пару дней газета The Guardian:

Биткоин-войны начались[1]

На первый взгляд, война была сосредоточена лишь на одной достаточно узкой проблеме — ограничении максимального размера блоков, составляющих блокчейн Биткоина. Bitcoin XT предлагал увеличить объем свободного места в блоках. В 2015 году предельный размер блоков составлял 1 МБ, и Bitcoin XT предлагал увеличить этот лимит до 8 МБ и затем удваивать его каждые два года вплоть до 2036 года, когда лимит составит около 8 000 МБ. Причина этого предложения заключалась в том, что по мере роста популярности системы, блоки заполнялись транзакциями все больше, и предельный размер блока был близок к достижению, что сулило появление полных блоков (курсив пер.). Сторонники увеличения лимита утверждали (в тексте далее крупноблочники), что более высокая пропускная способность необходима для того, чтобы Биткоин мог масштабироваться и стал доступной глобальной платежной системой. Они опасались, что если лимит будет регулярно достигаться, это сделает сеть сложной для использования и слишком дорогой, что негативно скажется на перспективах ее роста. По мнению Гэвина и Майка, мы движемся в сторону кризиса, когда пользователи могут отказаться от использования сети, и необходимо принимать меры. Оппоненты Гэвина и Майка были обеспокоены выпуском клиента, не обладающего обратной совместимостью, опасаясь, что он может расколоть сеть на два лагеря, вызвав хаос и неразбериху.

Эта война за размер блоков сокрушала и раскалывала экосистему Биткоина в течение следующих двух лет. По мере развития конфликта выяснилось, что борьба была, возможно, гораздо более комплексной, чем простой спор о максимальном размере блоков; битва шла в самом основании, в ДНК Биткоина. По сути, спор шел о четырех в определенной мере взаимосвязанных вопросах:

  1. Уровень доступного пространства в каждом блоке Биткоина — по сути, должно ли конечное состояние сети характеризоваться избыточным объемом, доступным в блоках, или постоянно заполненными блоками.
  2. Как изменить правила протокола Биткоин — должны ли правила валидности Биткоин-блоков меняться относительно легко, или они должны быть более надежными и меняться только в исключительных обстоятельствах, при широкой поддержке всех заинтересованных сторон.
  3. Значение узлов обычных пользователей — в какой степени (если таковая вообще имеет место быть) валидирующие узлы обычных конечных пользователей имеют право голоса в процессе принятия решений об обеспечении соблюдения правил протокола Биткоин.
  4. Временные предпочтения — является ли Биткоин технологическим стартапом, для которого приоритетным является завоевание доли рынка в краткосрочной перспективе, или же это долгосрочный проект, новые глобальные деньги, и при принятии решений следует думать на десятилетия вперед.

На тот момент, однако, основное внимание было сосредоточено конкретно на вопросе ограничения размера блоков. Подавляющее большинство участников сообщества согласились с тем, что размера блока в 1 МБ недостаточно. Однако не было единого мнения о том, каким должен быть этот лимит и как его изменить. Большинство также согласилось с тем, что предложенное увеличение в Bitcoin XT было слишком агрессивным и требовалось более умеренное решение.

Первый ход в этой войне был сделан Майком и Гэвином, представителями так называемого лагеря "больших блоков". Они были просто обязаны были сделать первый ход; в конце концов, их оппоненты выступали за статус-кво. Майк и Гэвин сделали это предложение несколькими месяцами ранее, однако именно в августе 2015 года клиент был официально выпущен, и они призвали пользователей запустить его, поэтому именно тот период мы отмечаем в качестве официального начала боевых действий. Это не значит, что Майк и Гэвин считали свои действия враждебными или действовали из корыстных побуждений; война — это лишь мой подход к описанию развернувшейся картины.

Bitcoin XT был программной реализацией Bitcoin Improvement Proposal 101 (BIP 101), одного из многих в длинной череде предложений по увеличению размера блоков. Впервые это предложение было официально опубликовано Гэвином Андресеном несколькими месяцами ранее, 22 июня 2015 года. В силу особенностей протокола, нельзя было просто увеличить лимит. Для этого требовалась методология активации — система, позволяющая добиться того, чтобы сеть Биткоина приняла новые правила. Выбранная методология активации в данном случае состояла из особого сигнального дня и порога сигнализирования майнерами. Самой ранней возможной точкой активации было 11 января 2016 года, то есть примерно пять месяцев спустя. Кроме того, активация требовала голосования биткоин-майнеров. Майнеры должны были сигнализировать в добываемых ими блоках о поддержке предложения. Если бы 750 блоков отметили поддержку в любом из периодов длиной в 1000 блоков, обновление активировалось бы. После этого действовал бы двухнедельный льготный период, прежде чем правило вступит в силу и лимит размера блоков будет окончательно увеличен. Если бы майнеры не достигли этого порога в 75%, предложение было бы признано неудачным.

Программное обеспечение Bitcoin XT вызвало много споров в так называемом лагере "малых блоков", прежде всего потому, что это обновление не обладало обратной совместимостью. По сути, это означает, что все, кто управляет Биткоин-нодой, соответствующей всем правилам, должны будут обновить свое программное обеспечение. Если бы не все согласились на обновление, то, согласно мировоззрению сторонников малых блоков, это могло бы привести к расколу Биткоина и появлению двух разных криптовалют. Такой тип обновления называется хардфорком и является самой экстремальной формой обновления. Этот тип обновления может изменить Биткоин любым способом — от увеличения лимита предложения Биткоина выше 21 миллиона до изъятия криптовалюты у любого ходлера (долговременного держателя криптовалюты) и передачи их кому-то другому. Многие биткоинеры придерживались мнения, что нельзя или не следует проводить хардфорк, не убедившись предварительно в широкой поддержке со стороны пользователей сети. По их мнению, именно это свойство придавало сети устойчивость; это означало, что никто не сможет отобрать их монеты, и обеспечивало надежность лимита предложения в 21 миллион. В этом, по их мнению, и заключалась вся суть Биткоина. Поэтому некоторые считали хардфорк в обход консенсуса атакой на сеть. Другие явно не соглашались с этой точкой зрения; они считали, что Биткоин должен быть гибким, чтобы развиваться и достигать новых вершин, а конкретный вопрос — предельный размер блоков — не был серьезным изменением. Они считали, что упоминание о лимите в 21 миллион монет — ничто иное, как ошибочный пример “скользкой дорожки” и отвлекающий маневр.

Напряжение по этому вопросу нарастало в сообществе годами, развиваясь глубоко под поверхностью. Однако на этот момент ключевое идеологическое различие было обнаружено и выставлено на всеобщее обозрение. Будучи открытой системой, Биткоин не мог больше скрывать эти разногласия от общественности.

24 августа 2015 года, всего через девять дней после выпуска Bitcoin XT, было опубликовано письмо поддержки от некоторых крупнейших и наиболее значимых компаний в отрасли.

Наше сообщество стоит на перепутье. Дискуссия о том, какой путь выбрать, в целом была здравой, и мы не озвучивали своих позиций и не вмешивались в обсуждение. До сегодняшнего дня наше участие заключалось в выслушивании, исследовании и тестировании.
Мы считаем, что работа завершена, и пришло время донести наше мнение в ясной и прозрачной форме. После долгих бесед с разработчиками Bitcoin Core, майнерами, нашими техническими командами и другими участниками индустрии мы считаем увеличение максимального размера блока верным путем к достижению успеха.
Мы поддерживаем внедрение BIP101 и считаем аргументы Гэвина о необходимости в больших блоках и возможности их реализации — при сохранении децентрализации Биткоина — убедительными. Блоки BIP101 и блоки размером в 8 Мб уже поддерживаются большинством майнеров, и мы считаем, что индустрии пора объединиться и поддержать эту инициативу.
Наши компании будут готовы к увеличенным блокам к декабрю 2015 года, и мы запустим код, поддерживающий это обновление. На фоне роста сообщества, сейчас, как никогда, важно, чтобы мы стремились к прочному консенсусу для обеспечения надежности сети. Мы обязуемся поддерживать BIP101 в нашем программном обеспечении и системах к декабрю 2015 года и призываем остальных присоединиться к нам[2].

Письмо подписали руководители компаний BitPay, Blockchain.info, Circle, Kncminer, itBit, Bitnet, Xapo и BitGo. Это были не только одни из крупнейших компаний в данной сфере; многие из них были хорошо финансируемыми и имели значительную венчурную поддержку. BitPay была одним из крупнейших платежных сетей в индустрии, а Blockchain.info — провайдером мобильных биткоин-кошельков номер один. Это письмо еще сильнее накалило ситуацию. С одной стороны, для индустрии было жизненно важно участвовать в решении вопросов развития и способствовать прогрессу, а с другой стороны, некоторые считали такой подход неверным. Биткоин должен был управляться на основном уровне, снизу вверх, по инициативе пользователей; лоббирование сверху вниз крупными корпорациями противоречит самой сути Биткоина. По мнению сторонников малых блоков, Гэвину следовало бы направить свои усилия на лоббирование интересов пользователей, пытаясь заручиться поддержкой увеличенных блоков с их стороны, прежде чем просить индустрию запустить новый клиент, не обладающий обратной совместимостью. По их мнению, это было бы более этично и, что особенно важно, более эффективно.

Можно также предположить, что Гэвином, возможно, двигало его эго. После многих лет разочаровывающих споров он, возможно, хотел продемонстрировать другим разработчикам уровень своего влияния и авторитет. Он добивался поддержки от тех, кого считал главными действующими лицами в этой сфере, в этой индустрии. Для Гэвина это была возможность показать противоречащим ему разработчикам, что они практически не имеют значения, что главные игроки индустрии даже не знают об их существовании. Это, несомненно, еще сильнее разгневало его оппонентов, которые заявили, что компании, подписавшие вышеупомянутый документ, не имеют никакого значения для сети Биткоин.

Вероятно, пришло время немного поговорить о Гэвине Андресене. Биткоин, конечно же, был создан Сатоши Накамото. Точнее, Сатоши спроектировал систему, написал и опубликовал первоначальную эталонную, хоть и отличающуюся рядом ошибок, реализацию Биткоина, а также был автором статьи “Биткойн: система цифровой пиринговой наличности”. Чуть менее чем через два года после запуска сети, в декабре 2010 года, Сатоши покинул проект. После этого он больше не вносил вклад в код и перестал оставлять комментарии на форуме. Гэвин объясняет, как, по его мнению, он взял на себя роль лидера проекта:

Со временем [Сатоши] стал доверять моим суждениям о написанном мною коде. И в конце концов он обвел меня вокруг пальца, попросив разместить мой адрес электронной почты на домашней странице Биткоина, и я ответил "да", не осознавая, что, разместив там мой адрес, он уберет свой. Я стал тем человеком, которому писал каждый, кто хотел узнать о Биткоине. Сатоши начал отступать с поста лидера и выдвигать меня в качестве руководителя проекта[3].

На момент предполагаемой передачи полномочий программное обеспечение Биткоина было опубликовано на Sourceforge, где в январе 2011 года в качестве разработчиков были указаны два человека — Сатоши и Гэвин. Изложение событий Гэвином, конечно, оспаривается, и его оппоненты утверждают, что подтверждения предполагаемой передачи роли лидера со стороны Сатоши отсутствует. В частности, утверждение о "лидере проекта" кажется маловероятным и необоснованным. У Биткоина нет лидера. Гэвин контролировал репозиторий программного обеспечения Биткоина на Sourceforge, а затем на GitHub, пока не передал его Владимиру Ван Дер Лаану несколько лет спустя, в апреле 2014 года. Контроль над репозиторием программного обеспечения, разумеется, не означает контроль над Биткоином, поскольку пользователи Биткоина могут запускать любое программное обеспечение из любого репозитория. Это заблуждение распространялось на протяжении многих лет. Тем не менее, вполне вероятно, что утверждение Гэвина о переходе к нему власти от Сатоши в некоторой степени соответствует действительности, даже если сами заявления о лидерстве несколько преувеличены.

Однако, те, кто сосредотачивался на сомнительной версии передачи бразд правления Сатоши Гэвину, или на технической роли и власти последнего в отношении репозитория программного обеспечения Биткоина, совершенно упускали суть. Точнее, по обе стороны противостояния неоднократно выдвигали собственные аргументы, но на самом деле этот спор не имел значения. Не поддающееся количественной оценке влияние Гэвина на пространство было обусловлено его персоной и лидерскими качествами. Однако это труднее измерить, поэтому люди сосредоточились на том, как Сатоши передал ему проект и имела ли место такая передача. Ключевым моментом для понимания роли Гэвина в сообществе в то время является его личность. В своих публичных сообщениях на форуме и на мероприятиях он производил впечатление терпеливого, вдумчивого, спокойного и прагматичного человека. Именно эти черты характера и лидерские качества выделяли его среди других разработчиков больше, чем что-либо другое. Когда Гэвин говорил, люди слушали; он говорил осмысленно и не скупился на время, чтобы что-то объяснить. Это поведение резко контрастировало с таковым некоторых других разработчиков, которые иногда считались нетерпимыми к тем, кто обладал более слабыми техническими знаниями, или предпочитали оставаться за кулисами. Гэвин имел такой воспринимаемый уровень влияния на техническое сообщество благодаря тому, кем он был, а не из-за передачи ему власти.

Гэвин также внес значительный вклад в развитие Биткоина в первые несколько лет существования сети. В 2010 году Гэвин приобрел 20 000 биткоинов за 50 долларов. Затем он создал биткоин-кран — веб-сайт для раздачи биткоинов. Людям нужно было только заполнить капчу, после чего им бесплатно отправлялось около пяти биткоинов. Это в значительной степени способствовало успеху сети в первые дни, поскольку монеты были распространены среди широкого круга людей. В то время люди еще не понимали, что такое биткоин, и вряд ли стали бы посылать реальные деньги, чтобы купить монеты, принадлежащие непроверенной системе. С другой стороны, заполнение капчи было гораздо более простым первым шагом. Гэвин также стал одним из основателей Bitcoin Foundation в 2012 году, членом совета директоров которого он является. Помимо ряда других функций, одной из главных обязанностей фонда было оплачивать работу Гэвина над созданием Биткоина. Таким образом, Гэвин стал первым оплачиваемым разработчиком Биткоина. Он оставался в фонде в должности ведущего ученого до середины 2017 года.

Трудно переоценить уровень, которого достигло уважение к Гэвину со стороны многих членов биткоин-сообщества. Многие считали его "главным парнем". В техническом сообществе кипели глубокие, затяжные споры, но случайный наблюдатель о них и не подозревал. Для многих Гэвин был ключевой фигурой в этом пространстве. Именно в этом контексте следует оценивать решение Гэвина поддержать Bitcoin XT, предложенный Майком и призвать пользователей запустить хардфорк. Это был взрывной момент именно в силу авторитета, заработанного Гэвином. Если бы на его месте был кто-либо другой, воздействие не было бы столь значительным, и мы бы не стали свидетелями ни одного из последующих событий.

Что касается Майка Хирна, то он также был одним из ранних разработчиков Биткоина, начав работать над ним ещё в Google  в рамках 20% нормы свободного времени. Однако Майк не был вовлечен в реализацию референсного клиента в той же степени, что и Гэвин. В отличие от Гэвина, который являлся сторонником консенсуса и выглядел более консервативным и умеренным, Майк воспринимался как аутсайдер и рискованный человек. Майк проделал большую работу над Bitcoinj, библиотекой Java для работы с Биткоин-протоколом, которая подарила сообществу мобильные кошельки того времени. Вклад Майка в развитие проекта был, безусловно, важным и впечатляющим.

В августе 2015 года, когда война ожесточилась, самая интенсивная или безжалостная битва разворачивалась в социальных сетях. Двумя основными платформами для обсуждения Биткоина в то время были форум BitcoinTalk и сабреддит Биткоина /r/Bitcoin. Дебаты на Reddit и BitcoinTalk обострялись уже некоторое время, но запуск Bitcoin XT действительно подлил масла в огонь. В целом, большинство сообщений было в поддержку более крупных блоков. Идея больших блоков была проста и ясна: пропускная способность Биткоина должна быть увеличена. Для случайного наблюдателя аргументы против этого были, как правило, очень сложными и довольно запутанными. Кроме того, одного мегабайта казалось недостаточно, а история информатики говорит о том, что пропускная способность растет экспоненциально. Поскольку многих подобные заявления не устраивали, летом 2015 года Биткоин-форумы стали переполнены сообщениями в поддержку более крупных блоков и, как следствие, клиента, не обладающего обратной совместимостью. Повторяющихся постов было так много, что любые другие новости о Биткоине становилось все труднее найти. В результате на этих форумах усилилась модерация. Эта модерация, как оказалось, только еще больше раззадорила некоторых сторонников больших блоков: по их мнению, политика модерации, или, как они считали, цензурирования, препятствует масштабированию Биткоина.

BitcoinTalk и /r/Bitcoin контролировались одним и тем же человеком под ником Theymos. Его настоящее имя — Майкл Марквардт. Theymos был одним из первых пионеров в этой области, управляя bitcoin.it (Bitcoin Wiki), а также двумя основными форумами. Кроме того, он создал первый обозреватель блоков — веб-страницу, на которой можно было просматривать информацию о транзакциях Биткоина. Это имело решающее значение для раннего развития пространства и просвещения людей о том, как работает Биткоин. Его веб-сайт, blockexplorer.com, в конечном итоге был вытеснен сайтом blockchain.info примерно в 2011 году, благодаря инновационной и опережающей конкурентов графике blockchain.info. Theymos, похоже, в основном симпатизировал лагерю “мелких блоков”, по крайней мере, той позиции, что разумно заручиться широким согласием сообщества, прежде чем запускать клиенты, не отличающиеся обратной совместимостью.

17 августа 2015 года, через два дня после официального запуска Bitcoin XT, Theymos объявил о новой политике модерации Reddit. Эта политика оказалась крайне противоречивой и вызвала немало разногласий. Выпуск клиента Bitcoin XT также стимулировал значительное увеличение количества сообщений, а затем агрессивную модерацию этих сообщений, нуждающуюся в объяснениях.

r/Bitcoin создан, чтобы поддерживать Биткоин. XT, если/когда этот хардфорк будет активирован, он отделится от Биткоина и создаст отдельную сеть/валюту. Поэтому он и поддерживающие его сервисы не должны быть допущены на r/Bitcoin. В крайне маловероятном случае, если подавляющее большинство Биткоин-экономики перейдет на XT и устоится мнение, что XT — это настоящий Биткоин, то ситуация изменится, и мы будем обязаны разрешить лишь те материалы, которые связаны с XT. В этом случае определение самого понятия "Биткоин" изменится. Нет смысла поддерживать две несовместимые сети/валюты — есть только один Биткоин, и r/Bitcoin посвящен только ему.
Если хардфорк получит практически единогласное согласие со стороны Биткоин-экспертов и его поддержит подавляющее большинство пользователей и компаний, мы сможем с высокой точностью заявить, что эта новая сеть/валюта захватит экономику и станет новым определением Биткоина. (Майнеры не имеют значения в данной ситуации, и это не голосование). Этот вид хардфорка может быть принят на r/Bitcoin, как только будет установлено, что хардфорк не противоречит основам Биткоина (таким, как соблюдение графика эмиссии, например). На данный момент вокруг любого хардфорка, увеличивающего максимальный размер блока, всегда будет слишком много споров, но это, вероятно, изменится по мере учащения дебатов и исследований, а также по мере того, как блочное пространство станет более дефицитным. Я могу предположить, что какое-то увеличение размера блока может заручиться поддержкой сообщества уже через полгода, хотя это увеличение должно быть гораздо менее значительным того, которое предлагает XT; в противном случае не все участники согласятся на него в столь сжатые сроки.
Существует значительная разница между обсуждением предлагаемого хардфорка Биткоина (что ранее всегда приветствовалось здесь, даже несмотря на то, что я не было согласен со многим сказанным) и продвижением программного обеспечения, запрограммированного на отделение и создание конкурирующей сети/валюты. Последнее явно противоречит установленным правилам r/Bitcoin, и хотя технология Биткоина будет продолжать функционировать независимо от чьих-либо действий, сама попытка разделить Биткоин подобным образом нанесет вред экосистеме и экономике Биткоина.
Если 90% пользователей r/Bitcoin считают эти правила неприемлемыми, я предлагаю этим 90% пользователей r/Bitcoin покинуть пространство. И r/Bitcoin, и эти люди получат от этого только пользу. Я не хочу, чтобы кто-либо создавал треды, нарушающие правила, требующие изменений, клянчащие лайки, осуществляющие личные выпады против модераторов и т.д. Вы не убедите никого, находящегося в здравом уме, не предоставив реальных аргументов, а лишь потратите свое и наше время. Временные правила против обсуждения размера блоков и модерации отчасти призваны побудить тех, кто должен покинуть r/Bitcoin, сделать это, чтобы r/Bitcoin мог спокойно вернуться к обсуждению Биткоин-новостей[4].

Новые правила r/Bitcoin были достаточно просты: поскольку Bitcoin XT не достиг консенсуса среди пользователей и являлся несовместимым изменением, что привело бы к появлению новой монеты, продвижение этого программного обеспечения на сабреддите было запрещено. Это явно вызвало недовольство многих сторонников крупных блоков. Для них Биткоин-Reddit был главным дискуссионным форумом сообщества, и лоббирование желаемых изменений на этом форуме было самым уместным способом, который они могли себе представить. Аргументы против цензуры начали набирать обороты и оказались весьма убедительными. Если нельзя агитировать за изменения из-за отсутствия консенсуса, то как мы вообще сможем достичь консенсуса? Это был яркий пример уловки-22! Кто такой Theymos, чтобы решать, когда мы достигнем консенсуса? Биткоин принадлежит мне в той же степени, что и ему! Если у них есть веские аргументы, зачем прибегать к цензуре? Если Биткоин настолько хрупок, что требует подобного цензурирования, то он, видимо, довольно слабый и бесполезный. Если они хотят запретить Bitcoin XT, значит, он обязан быть лучшим решением... И так далее…

Чтобы осознать всю степень ярости против Theymos, следует рассмотреть, кем являлись многие из биткоинеров, по крайней мере, те, кто был достаточно вовлечен, чтобы следить за дебатами. Как правило, это были анархо-капиталисты или либертарианцы, которые решительно поддерживали свободу слова. Легко понять, почему послание против цензуры найдет отклик у этой части сообщества. В то же время многие присоединились к Биткоину, потому что не были довольны традиционной финансовой системой. Центральные банки проводили политику, с которой многие биткоинеры были категорически не согласны, например, программы количественного смягчения или другие экспансивные денежные политики. Как правило, биткоинеры чувствовали, что их голос игнорируется или считается несущественным каждый раз, когда они выражают несогласие с такой политикой. Именно поэтому многие стали биткоинерами; многие почувствовали, что на этот раз мы контролируем деньги, и никто другой! На этот раз наш голос будет иметь значение! Поэтому их разочарование и гнев по поводу того, что их голоса в Биткоине замалчиваются, были необъятны.

Результатом такой политики модерации стал раскол Биткоин-сообщества. Сторонники больших блоков постепенно перешли на альтернативный сабреддит Биткоина, /r/btc. Они также постепенно покидали BitcoinTalk и переходили на альтернативные форумы, такие как Bitco.in. Уровень взаимодействия между сторонами постепенно снижался, и люди тратили больше времени на общение с единомышленниками. Таким образом, сообщество стало гораздо менее сбалансированным, а предвзятость подтверждения стала серьезной проблемой.

Проще всего было бы обвинить в этом расколе Theymos. Однако, глядя на то, как развиваются другие сообщества в социальных сетях, можно предположить, что это было в какой-то степени неизбежно. Людям, как правило, нравится читать то, с чем они согласны, и следовать за теми, с кем они согласны. Конформизм (confirmation bias) сильно проявляется в социальных сетях и приводит к поляризации. Возможно, самым известным примером этого является политика, где как правые, так и левые продолжают читать правдивые истории на выбранной ими платформе, которые подтверждают их первоначальные предположения и идеологию. Люди все больше и больше укореняются в своих взглядах и имеют ограниченное представление о противоположных аргументах. На этом этапе, когда люди, находящиеся по обе стороны конфликта, получают огромное количество подтверждающих материалов, им трудно поверить, что кто-то может аргументированно придерживаться противоположной точки зрения. Поэтому тех, кто придерживается противоположной точки зрения, часто считают либо глупыми, либо коррумпированными, либо преследующими какие-то меркантильные цели. Эта динамика, безусловно, быстро начала проявляться в Биткоине. Учитывая тот факт, что подобная динамика наблюдалась во всех социальных сетях, было бы наивно обвинять Theymos в происходящем, хотя, он конечно сыграл не меньшую роль в расколе сообщества, чем другие участники конфликта.

Перечитывая пост Theymos о политике модерирования, становится очевидным, что он содержит множество нюансов, которые в то время не были оценены в полной мере. Во многих отношениях он оказался прав и опередил свое время. Bitcoin XT вполне мог привести к появлению новой конкурирующей монеты в силу отсутствия консенсуса. Возможно, было правильно разбить процесс обновления на два этапа: сначала добиться консенсуса пользователей в отношении изменений, и только потом выступать за запуск нового несовместимого клиента. Сегодня процесс обновления выглядит более понятным: если кто-то хочет выпустить несовместимый клиент, есть два возможных пути:

  1. Создать новую альтернативную монету, отличную от Биткоина, что не требует широкого согласия сообщества;
  2. Добиваться консенсуса, прежде чем выступать за то, чтобы кто-то запустил новый клиент. Только в случае достижения всеобщего консенсуса пользователи смогут запустить новый клиент, и тогда новая монета станет известна как Биткоин.

Сейчас широко известно, что несоблюдение одного из этих двух путей может привести к грязному и беспорядочному расколу. К сожалению, в то время многие из этих нюансов не были оценены или даже известны. Поэтому сторонники больших блоков пошли по более запутанному пути, не осознавая, нужно ли им согласие большинства.

На этих ранних стадиях конфликта казалось очевидным, что крупноблочники побеждают в войне и добиваются прогресса. Казалось, что у них есть четкое, простое послание и большинство пользователей на их стороне. В то же время антицензурное послание набирало значительные обороты.

Однако было также очевидно, что, столкнувшись с конкретным вопросом, многие считали предложение по размеру блока Bitcoin XT слишком агрессивным в отношении увеличения размера блока до 8 000 МБ в течение следующих 20 лет по фиксированному графику. В конце концов, кто такой Майк Хирн, чтобы принимать подобные решения? И откуда он мог знать, что произойдет в будущем, когда поспешные и непредсказуемые изменения исторически не приводили ни к чему хорошему? Для многих более простое и умеренное увеличение имело больше смысла. Хотя почти все участники стремились к увеличению лимита, многие, похоже, считали, что Bitcoin XT провалится, а какое-то другое, более умеренное предложение, в конечном счете, окажется успешным. Для большинства сторонников крупных блоков Bitcoin XT был необходимым шагом, чтобы начать дискуссию и послужить катализатором для стимулирования встречного предложения. Возможно, это был первый из многих критических промахов со стороны лагеря сторонников больших блоков. Можно ли ожидать победы в войне, проиграв первое сражение?

[1] https://www.theguardian.com/technology/2015/aug/17/bitcoin-xt-alternative-cryptocurrency-chief-scientist

[2] https://blog.bitmex.com/wp-content/uploads/2017/09/industry-letter.pdf

[3] https://www.huffingtonpost.co.uk/entry/gavin-andresen-bitcoin_n_3093316

[4] https://www.reddit.com/r/Bitcoin/comments/3h9cq4/its_time_for_a_break_about_the_recent_mess/


Оригинал

Tony Lightninng

Опубликовано 9 месяцев назад